Не можешь помочь — не мешай

Море, скалы, корабли Ксеркса, бой

Ксеркс: Вперед, легионы!

Спартанцы: Мляаааа... Ну ладно. Трымаемося, пацыны, левый фланг — внимательнее там, еби вашу налево, внимательнее!

Леонид : Мужики, будет хреново, но реально вы знаете — без вас никак, нету больше в Греции мужиков.

Спартанцы: Та мы поняли... Норм все будет.

Туча стрел взмывает над наступающими шеренгами персов, пыль поднимается в сухой воздух жаркого прибрежного полудня. Падают стрелы, падают. На левом фланге рухнул спартанец. Второй. Третий. Теснее сдвигает щиты строй, еще теснее. Главное — не попятиться. Четвертый упал. Пятый...

Леонид: Левый фланг, теснее, теснее стать! Подкрепление надо? Есть пара человек, последних!

Левый фланг: Норм все, выстоим. Война же, еби ее. Короче — стоим.

Афины: Зраааааадааааа!!! Спартанцы гибнут! На левом фланге! Леонид ничего не делает!

Леонид: Как это я ничего не делаю?

Афины: Вот так! Леонида нахер, нам нужен новый вождь! Зрадаааа!

Спартанцы: Та заткнитесь уже, и так тошно! Ну сколько можно!

Афины: Вы там, на войне, нихера не понимаете! Нам тут виднее! Леонид ничего не делает для победы!

Леонид: Охренеть... А кто шесть волн мобилизации объявил, на которую вы же и не явились!? Кто последних алкашей по микенским трущобам собирал, чтоб хоть как то фронт выстроить? (ругается матом)

Афины: А мне повестки не было! И мне! И мне! Военкомы — ебланы!

Леонид: А когда персы вас резать начнут в ваших домах — что вы им скажете? Что военкомы — ебланы? Отэто они поржут, когда будут жить в ваших домах, а вы им парашу чистить будете...

Афины: Пусть сначала из армии повыгоняют всех идиотов, потом дадут нам новые персефонские баллисты, и еще... И еще... Мля, что бы еще потребовать... А, и еще надо перейти в наступление! Вот тогда мы пойдем!

Спартанцы: Наступление... Пиздец... Они вообще нихрена не понимают?

Леонид: Пацаны... Ну шо мне сказать. Вы все сами видите. Давайте лучше по делу, шо там по бк надо, ну и бчс, сколько нас тут осталось...

Спартанцы: Да поняли мы... Пошли они, эти афинцы, нахер. Стоим дальше.

Под вечер, когда подуло с моря, неся запах водорослей, рыбы и того неизьяснимо горько-соленого, чем всегда пахнет море — в тылу спартанцев вдруг показалось несколько человек.

Аркадийцы: Мужики, мы тут вам привезли кой чего, вон повозка наша за скалой стоит. Немного, правда. Пара пнвшек, оптика на лук есть нормальная, правда только одна... Теплак мы починили, кстати.

Спартанцы: Спасибо, родные. Без вас мы бы совсем закончились.

Аркадийцы: Та вы чего... Вам спасибо (разгружают повозку).

Афины: Зрадаааа! Леонид решил сдать Фивы!.. Зрааааадааааа!

Спартанцы: Бля... Мы точно именно эту Грецию защищаем?

Леонид: Назад гляньте. Вот аркадийская повозка устало уезжает в тыл, снова собирать, чинить, закупать, везти... Вон детки ваши по садикам и школам, родители вон спокойно во двор выходят. Жены не боятся ничего, спокойно живут. Вот за эту Грецию вы воюете.

Спартанцы: А, ну тогда лады. Все норм будет. Теснее пацаны, теснее! Левый фланг, не ебловать там! В оба смотрим!

Узкая линия серых щитов и красных плащей продолжает стоять. Падают спартанцы, теснее сдвигаются ряды. Утро сменяет ночь. Зима. Лето. Опять зима. Стоят спартанцы. Только злее глаза, да точнее удары копьем.

И мертвые на земле. Со знаменитой спартанской улыбкой. Улыбнемся, пацаны. Все норм будет.

Теснее ряды, теснее, левый фланг — не ебловать там, в оба смотрим!

Мартин БРЕСТ

(так. Без намеков. Светлая память пацанам. Пиздец персам).

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *